Этот сайт - признание в любви потрясающей Женщине, которую обожаю, замечательной Актрисе, чей талант многогранен и бесконечен... Спасибо за то, что Вы есть в моей жизни...







Пророческий сон Натальи Гундаревой

Народная артистка России актриса Театра имени Маяковского Наталья Георгиевна Гундарева уже полтора года тяжело больна. Состояние ее здоровья после перенесенного кровоизлияния в мозг значительно улучшилось, но не стабилизировалось окончательно: за последние месяцы Наталья Георгиевна вынуждена была дважды вернуться из реабилитационного санатория в клинику.

Полеты

В последние годы перед болезнью она очень часто летала во сне. Однажды приснилось такое. Заходит она в лифт на первом этаже высотного дома и нажимает кнопку последнего этажа. Двери закрываются, и вдруг она видит табличку: «Лифт не работает». Но уже поздно! Кабинка разгоняется вверх, и она понимает, что сейчас врежется в крышу, вылетит и убьется. Вылетает... и начинает парить над городом. А потом был другой сон. Идет урок физкультуры, нужно делать какие-то прыжки. Она отталкивается от земли - и зависает в воздухе. И понимает, что может так сколько угодно висеть! Говорит, было не страшно, а вдохновенно: отталкиваться и парить. А потом - третий. Ей снились какая-то пропасть, гора, звезды. Красный закат. Солнце село уже, а небо почему-то черно-синего цвета. Она скачет куда-то на коне и знает, что впереди обрыв. Она мчится вдоль уступа скалы, выдвинутой над пропастью, и понимает, что все это очень красиво и что это конец. Вот край обрывается, но она не падает, а летит! ...Эти сновидения представляются чрезвычайно ценными потому, что были рассказаны Натальей Георгиевной обозревателю "М-Э" задолго до печального июля 2001 года, когда актрису настигла беда.

"Падучая"

Гундареву всю жизнь преследовали бытовые травмы. Вечно падала, спотыкалась, билась, вечно вся была в синяках, подтеках, царапинах. Говорила, что привыкла давно и рукой махнула. Называла это «падучей». А ее правая нога будто заговоренная. Играла в спектакле, попала в какую-то ямку на сцене - подвернула так, что пришлось "замораживать". Ну полежала немножко - до следующего спектакля. Играет снова и - на том же месте в ту же ямку провалившись правым каблуком! - рвет ахиллоэо сухожилие. Два месяца в гипсе. Проходит некоторое время - едет «Маяковка» на гастроли в Харьков. Поднимается Наталья Георгиевна по лесенке перед спектаклем - на сцену уже идет! - и одной ступеньки просто не замечает... Трах - перелом! Да такой, что кусок кости отвалился. Едва успела кость срастись, едва начала более или менее свободно ходить - бац! - кружку на ногу уронила. Красивую, подарочную, с крышкой - огромную. В гости собиралась - искала подарок - и вдруг вспомнила, что именинник кружки коллекционирует, а у нее как раз замечательный экземпляр пропадает, который ни она, ни муж даже оценить по достоинству не могут. Вытащила из закромов эту кружку, подняла, а она из рук-то и выскользнула... и прямо по ноге! Диагноз - ушиб первой степени. А боль какая - по ломаной-то кости! Но если бы только нога! Вела машину - попала в аварию. Ударилась подбородком о руль. Слава богу, не сильно, кажется... Поехала в травмопункт. Рану обработали, зашили, и все. А через пять дней приходит Наталья Георгиевна в поликлинику снимать скобки, и вдруг выясняется, что у нее дыра сквозная изо рта в подбородок! Пятна уже синие по лицу пошли- заражение крови начиналось. Врачи переполошились, на­начили инъекции какие-то - все лицо обкалывали. Три месяца не работала.

Китайское терпение

Наталья Георгиевна уверена, что сама могла бы быть неплохим хирургом: пальцы очень сильные. И кропотлива чрезвычайно. Если, к примеру, в театре кому-то нужно было какой-нибудь тугой и сложный узел развязать, всегда звали Гундареву. Час будет сидеть, но развяжет! Сама называет свои терпение и упорство «китайскими». Ее стиль жизни всегда был такой: неожиданно срываться, лететь на машине в магазин, что-то покупать, спорить, делать. Своему другу актеру Сергею Шакурову капитальный ремонт в новой квартире организовала сама. Все спланировала, расчертила, и мебель купила, и занавески... Или другое. Звонит старый приятель и говорит, что его жена запила. А Наталья Георгиевна знает, что жена эта уже три года пьет. И она бросает все, мчится и усилием собственной недюжинной воли останавливает у подруги запой... Вообще ее всегда было легко купить словами: «Наташа, нужно помочь!» - она моментально и активно включалась в решение любой самой невероятной проблемы, возникшей у друзей, приятелей, знакомых и незнакомых. Когда ее хвалили, благодарили, она отбивалась так: «У меня нет детей, и мне мало заботитьсяоб одном только муже!» Однажды вытащила человека из-под машины. На него мчался автомобиль, и Гундарева выдернула этого счастливца буквально из-под колес. Жуткая история. Тот шофер тогда семерых положил. И человек, Гундаревой спасенный, мог стать восьмым.  

Удар

В июле 2001 года Наталья Гундарева была госпитализирована в НИИ скорой помощи имени Склифосовского с диагнозом гипертонический криз. Криз развился в тяжелый обширный инсульт. Наталья Георгиевна была без сознания, температура около 40, артериальное давление то зашкаливало вверх, то падало до критического уровня вниз. Потом развился отек легкого. Пациентку подключили к аппарату искусственного дыхания. Никто не мог сказать, выживет ли она вообще. А если выживет, не останется ли парализованной на всю жизнь. Шансы и в самом деле были очень малы. Через несколько дней наступила кома, с которой врачам удалось справиться только через месяц: Гундарева пришла в себя мистическим образом в свой день рождения - 28 августа! После курса восстановительных мероприятий Наталью Георгиевну перевели в НИИ нейрохирургии имени Бурденко, а затем для реабилитационного лечения - в Центральную клиническую больницу им. святителя Алексия митрополита Московского при Московской патриархии. По словам лечащего врача актрисы главного невропатолога столицы Анатолия Федина, специально подобранный комплекс терапии, который назначили больной, оказался очень эффективным. Постепенно у актрисы стала восстанавливаться речь, и сейчас она уже свободно разговаривает.

Ужасный ребенок

Родилась Наталья Георгиевна в 1948 - м. Три года мать сидела с ней дома - растила сама, "чтобы не избаловали бабки". Но потом ей все равно пришлось пойти работать. С семьей Гундаревых жили бабушка-пенсионерка и совсем юная Наташина тетка, которая училась еще. Отцу одному было трудно прокормить такую ораву. Так вот, когда мать все-таки пошла работать, Наташа стала "ужасным ребенком", потому что бабушка - опасения оказались ненапрасными! - стала баловать единственную внучку без меры. Если Наташа, разыгравшись с ребятами,кричала, что не пойдет домой обедать, бабушка выносила ей суп во двор. Они жили рядом со станцией метро «Таганская». Фундамент старого дома был не совсем обычный, и двор несколько возвышался над уровнем близлежащих улиц. И там, внизу, вечно сновали тетки-мороженщицы. Бабушка сверху протягивала им деньги, а они подавали ей мороженое. Для Наташи, разумеется. Бабушка носила большое платье - халат, и в кармане у нее всегда лежала чайная ложка: бабушка боялась, что Наташа застудит горло, если станет хлебать это мороженое без ложки... Когда семилетнюю Гундареву стали водить в школу, она каждый раз норовила сбежать от провожатых. Тогда не боялись, что ребенка украдут и запросят выкуп, но боялись дорог, машин и в школу обязательно провожали. Наташа нарочно убегала, пряталась и переходила дорогу сама, чтобы показать, какая она самостоятельная и взрослая.

Одиночество

Ее нынешняя квартира - на 1-й Тверской - Ямской. Фотографий на стенах нет, афиш тоже. В ее кабинете на полке стоят семейные снимки, но обычные - без театральных красот. Она вообще не выносит портреты «неземной красоты». Но и те снимки почти никто не видит, потому что до кабинета гости и посетители обычно не добираются. Но не потому, что квартира такая огромная, а просто потому, что для общения хватает гостиной и кухни. Одиночество она любила всегда. Говорила: «Единственное место, где я принадлежу себе, это туалет". За долгие годы привыкла вставать перед работой в 9 утра и подъем в половине девятого воспринимала "хуже расстрела". Однако в те редкие дни, когда знала, что на работу идти не надо и она весь день будет дома одна, с удовольствием поднималась и в восемь, и в половине восьмого... А праздники обычно проводила в театре. Ей невероятно «везло»: почти всегда она оказывалась занятой в спектакле, который идет 31 декабря, в ночь под Рождество, на Крещение. Спектакль заканчивается около одиннадцати - в гости ехать поздно. Вскладчину собирали на стол и разъезжались далеко за полночь.

Гремучая смесь

Один из ее пунктиков: все в доме должно лежать и стоять на своих местах. Она вечно терроризировала этим пунктиком всех родных. Может быть, такая страсть к порядку объясняется немецкими корнями - со стороны дедушки по материнской линии. Об отце Наталья Георгиевна говорит: «Русак - русее не бывает». А у бабушки, маминой мамы, в роду были греки. Предок какой-то был судовым механиком и привез себе из плавания гречанку. Наталья Георгиевна похожа на отца. Мама ее совсем не русского типа: длинное скуластое лицо, зеленые большущие «русалочьи» глаза... А та самая бабушка, которая баловала, была совсем восточного облика. А тетка - ну просто статуя греческая: без переносицы, с большими глазницами, с узким строго очерченным ртом. Наталья Георгиевна говорила, что в ее характере все эти "странные смеси кровей" проявляются совершенно определенно:"взбалмошность греческая, рассудительность немецкая и полное русское "растудыть".

Станислав Швейковский, "Мегаполис-Экспресс", № 51, 23.12.2002.