Этот сайт - признание в любви потрясающей Женщине, которую обожаю, замечательной Актрисе, чей талант многогранен и бесконечен... Спасибо за то, что Вы есть в моей жизни...







Незнакомка и «Кумир»

 Ни за что не хотела бы оказаться на месте членов Общественного жюри, решавшего, кому из актрис вручить Премию российских деловых кругов "Кумир" по итогам 1998 года. Выбирать из Алисы Фрейндлих, Натальи Гундаревой, Марины Нееловой, Зинаиды Шарко и Елены Сафоновой?! Какие тут могут быть критерии, сравнения, преимущества?
Зал театра им. Моссовета, где проходило награждение победителей конкурса, штормило от переполнявших эмоций. И вот долгожданный момент: представитель жюри называет имя победительницы... Под гром аплодисментов она поднимается на сцену и, нарушая прижившуюся у нас голливудскую традицию сладких, прочувственных слов в адрес папы-мамы, жены-мужа и спонсоров, произносит совершенно неожиданное: кроме родителей и друзей, благодарна врагам, которые подстегивали ее и заставляли лучше работать.
Так сказать могла только Наталья Гундарева, которая обладает необыкновенной способностью не только вызывать к себе любовь, но и наживать недоброжелателей.
Как определить степень популярности или "звездности" актера? Числом сыгранных ролей или все-таки явных актерских удач? Может быть, количеством интервью, данных газетам и журналам, частотой появлений на тусовках и в телепрограммах? Есть все же точный рейтинг, в который попасть крайне сложно, поскольку складывается он из мнений собратьев по актерскому цеху - самых строгих и безжалостных судей. И в нем она уже много лет среди выдающихся актеров нашего театра и кино.
Мы живем стереотипами и банальностями: так проще и понятнее. Поэтому привычны утверждения, что Гундарева - пример необыкновенно удачной и реализованной творческой личности (еще бы! - в театр "на нее" идут, что бы ни играла, в кино заметными становятся даже роли второго плана и эпизоды, почетные звания и награды - все есть), счастливо сложившейся личной жизни (квартира на Тверской, многолетний брак с талантливым актером и обаятельнейшим человеком Михаилом Филипповым), постоянной востребованности (и депутатом была, и желанный гость на официальных приемах и творческих мероприятиях)... Кажется, кому еще завидовать, как не ей?
И вдруг в прошлом году, накануне своего юбилея, перед нами предстала совершенно незнакомая Гундарева, которая говорила неожиданные вещи. Она говорила, что "праздник - это отдых от работы", "жизнь не наступает", "на жизнь не хватает сил", что "пугается каждого дня"... Это была совсем не Гундарева, к которой мы привыкли: яркая, сильная, волевая, "победительная", всегда знающая, чего хочет, не умеющая "ходить в ногу".
Банальность № 1. Актрисами становятся потому, что не мыслят для себя другой профессии.
Наталья Гундарева родилась и выросла в Москве, в семье, как сама выражается, "инженерно-технического состава". И хотя с детства увлеченно занималась сначала в школьном драмкружке, а потом в районном Доме пионеров и Дворце пионеров на Ленинских горах, профессию выбрала серьезную и для жизни полезную - строителя. Поэтому, проработав после школы два года в конструкторском бюро, и подала документы в строительный институт им.Куйбышева. Успешно сдав два профилирующих экзамена - математику и физику, практически поступив, решила, что теперь может осуществить свою давнюю мечту: узнать о себе мнение театральных профессионалов, потому что в любительском театре ее хвалили, порывать с ним она не собиралась, а друг детства Виктор Павлов настоятельно советовал попробовать в театральное... Вот и устроила себе испытание: пошла на экзамены в Щукинское училище.
Так, вроде бы не всерьез, и прошла все три тура, но потом в числе нескольких "сомнительных" была отправлена на этюды. И тут взыграло заложенное в ней упорство и стремление все, за что берется, делать отлично, доказывая всем, и прежде всего себе, что может. Ах, сомневаетесь? Ну, я тогда!.. Значит, что-то было в ее Приемщице из предложенной темы "Фотоателье" такое, что заставило комиссию признать, что она попала по адресу, и убедило саму Гундареву, где ее настоящее место. Хотя, возможно, если бы она все-таки стала строителем, то и там добилась бы успеха, потому что ненавидит дилетантство и несерьезное отношение к любому делу. Вот и квартиру свою перепланировала и оформила так, что любой дизайнер позавидует!
Банальность № 2. У Гундаревой завидная и удачная творческая судьба.
После окончания Щукинского училища, где ее педагогом был замечательный актер Юрий Катин-Ярцев, вот уже двадцать семь лет Наталья Георгиевна работает в одном театре - им. Маяковского. Она - прима, "козырная карта" в колоде Гончарова. Но оказалась в театре после унизительного мероприятия, которое вынуждены проходить многие актеры, тем более вчерашние студенты, - показа. "Это было мое первое столкновение с реальной действительностью, серьезное испытание после тепличных условий театрального училища, где нам педагоги внушали, что мы все талантливы, гениальны. А тут никто тебя не щадит, непривычный зал, чужая мебель, стены не берегут..."
Они показывали сцену из дипломного спектакля "Зерно риса". Итальянская драматургия, страсти, слезы и отчаянье брошенной женщины - казалось бы, куда всем было устоять от накала ее эмоций! А Гончаров посмотрел и сказал: "На допоказ". Сегодня она признает, что ее внешность больше подходила для характерных ролей: "Трудно в матрешке предположить могучую трагическую натуру... Тут было несоответствие". Но, признается Гундарева, на нее в трудные моменты жизни "нападает какая-то отчаянность, которая и выручает". Для второго показа была выбрана сцена из водевиля "Беда от нежного сердца", поставленного Александром Ширвиндтом, где она играла роль Маменьки. Здесь ее "фактура" пригодилась как нельзя лучше. "Хотя затягивали меня в бархатное платье из театра им.Вахтангова всем курсом, чтобы я казалась стройнее", - со смехом вспоминает она. Видимо, в характерной роли она и "показалась" Гончарову, так что в свою труппу он ее все-таки взял.
Почти за три десятка лет ею сыграно столько ролей, что странно слышать сегодня от нее: "Серьезно можно говорить лишь о трех-четырех. По большому счету, получается, что ничего и не сделано." Удачными она считает свою первую большую роль - Липочку из "Банкрота" Островского, в которой, что называется, сразу "попала в яблочко", а также роли в спектаклях "Леди Макбет Мценского уезда" по Лескову, "Я стою у ресторана..." Радзинского. И, подытоживая, совершенно неожиданное признание: "Вот, пожалуй, и все". Но как же так? Критики и журналисты взахлеб пишут о каждой новой работе. Зрители любят - залы полны даже на старых спектаклях с ее участием, не говоря уже о премьерах. Недавний юбилей телевидение отметило большой ретроспективой ее киноработ... Признание? Да! Всеобщая любовь? Еще бы! Есть еще звание народной артистки, две Госпремии... Только в этом году к призу ежегодного Всероссийского кинофестиваля "Женщины кино" имени Веры Холодной прибавился "Кумир"! И такое грустное признание: "Вот, пожалуй, и все". Сдается, что порой ее даже раздражает так называемая "всенародная" любовь. Ей надоели режиссеры, которые привыкли, что Гундарева будет хороша в любой роли. Ей-то нужны такие, чтоб под ее "калибр", какие сможет сыграть только она, и никто другой. Не отсюда ли горькое признание, что ее мама, посмотрев какой-то спектакль, спросила: а зачем она там играла? Ведь то, что там нужно было делать, смогла бы любая актриса. Она так требует с себя, что все, что оказывается ниже, воспринимает как провал. "На сердце остаются такие рубцы после неудачи, что, может быть, лучше сразу умереть?"
Ей не просто надо быть занятой в репертуаре и "играть". Надо ощущать при этом "свою сопричастность к чему-то большому и высокому". "Это чувство вообще может возникнуть несколько раз в жизни, а может и всего однажды, когда ты осязаешь эту невидимую связь со всем, что было до тебя раньше и будет после тебя. Это, может, как раз тот случай, когда душа с Богом разговаривает". Такое чувство она пережила в спектакле "Банкрот", премьера которого состоялась 6 мая 1974 года. Никто даже представить не мог, что роль она разучила всего за десять дней! "Шел спектакль, я сидела за столом на сцене, и вдруг замкнулось пространство зрительного зала - и полное ощущение, что я попала в другое измерение, в то Замоскворечье Островского! Даже запах появился особенный, как пахнет в очень старых домах: деревом, жучком, временем... Это было как обморок, длилось какие-то секунды, потом я очнулась и поняла, где я... Это были секунды, но ради них стоит жить!"
Вот и вспомнишь тут невольно великую Раневскую, которая на вопрос, почему не снимается в кино, ответила в свойственной ей манере: "Не умею плавать брассом в унитазе". И поймешь боль актрисы, которой мелки и "не по росту" многие роли, которыми вынуждена "заниматься". В последнее время Наталья Георгиевна мало занята в репертуаре театра, хотя всем ясно, что спектакли надо ставить "на нее". Отсюда и грустное признание в свой юбилей: "Теряю "товарный вид"... Жалко - время убегает". Ведь она знает: "Если ты только надеешься на будущее или вечно вспоминаешь прошлое, то ты не живешь сегодняшним днем, воруешь у себя настоящее. Жалко же - все это для нас не вечно!"
О ее свахе в "Жертве века" - разговор особый, потому что это тот случай, когда далеко не главный персонаж благодаря Актрисе становится стержнем спектакля! Первый же ее выход на сцену - и дух захватывает: так хороша! За ее спиной девочки молоденькие кордебалет изображают, ножки красивые поднимают, а она появляется - и на них уже никто не обращает внимание. Она просто излучает какой-то животный магнетизм, в один момент в сферу своего притяжения захватив весь зал. Я видела, как загорались глаза мужчин, как они ей аплодировали, и испытала какую-то необыкновенную гордость за тех, кому уже далеко не двадцать, да и ножки не очень-то покажешь, - она как будто брала реванш за всех нас, доказала, что не это в женщине главное! Гундарева отмахивается: "Это не столько я, сколько Гончаров. Мне всегда интересно с ним работать. Я за ним, как за каменной стеной, и ничего не боюсь. Да, он и на меня кричит и 150 раз повторять заставляет, но это ра-бо-та, творчество".
Она снимается в кино (хотя, по собственному признанию, "стала сниматься мало") и играет "на стороне" - в антрепризах. Все это профессионально, она везде "по-гундаревски" хороша, но... Большая актриса достойна большой роли. А такой роли у нее сегодня нет.
Банальность № 3. Актеры лукавят, когда утверждают, что устали от славы или она им не нужна.
Несмотря на то, что Гундарева считает себя прежде всего театральной актрисой, широкую известность и любовь зрителей ей принесли прежде всего кино и телевидение. Она не знает точного числа фильмов, в которых снялась: "Много. Когда перестаешь их считать, то это означает, что много". В выборе роли у нее один критерий: есть ли там какой-то новый тип, новый характер, который было бы интересно сыграть? Правда, иногда соглашается играть и в качестве, уже знакомом зрителю, как это было недавно у Аллы Суриковой в фильме "Хочу в тюрьму", но тут понравился сценарий, режиссер и собранная им команда.
Наталья Георгиевна смотрит свои фильмы редко. Они вызывают у нее какие-то ностальгические теплые чувства, "на уровне гастрономических воспоминаний, как запомнившийся с детства запах мандаринов на Новый год". Но зритель фильмы ее любит. Недаром на основании зрительского опроса ее четырежды(!) называли Лучшей актрисой года. А это уже не известность. Тут - Слава приходит. "Слава не может быть тяжким бременем, если ею распорядиться правильно, сообразно нормальному человеческому существованию. Если кинуться в Славу, как в омут - с головой и безраздельно, то можно бесславно закончить свое существование. Слава для меня страшна тем, что тебя начинают "растаскивать", ты становишься общественной собственностью. Человек, однажды пожавший тебе руку, считает, что он уже с тобой знаком, и так идет дальше цепочка. Телефонные звонки, просьбы об интервью, приглашения на какие-то встречи, предложения поучаствовать в каком-то очередном фонде... Все начинают иметь на тебя право, потому что это они своей любовью создали тебе эту Славу, они выбрали тебя."
Банальность № 4. Актеры любят быть в центре внимания и хотят всем нравиться.
Наталья Георгиевна не любит вопросов на личную тему, считая, что актер должен раскрываться только на сцене и именно с этой точки зрения всех интересовать. Поэтому о супруге Михаиле Филиппове охотнее говорит в плане творческом: что актер хороший, а режиссеры до конца не используют его потенциал... В части семейных отношений лишь скупое: "Нас спасает абсолютная несхожесть во всем. Думаю, что если люди во всем похожи, то очень скоро им станет скучно друг с другом". Она не любит рассказывать о себе: "Мне так неинтересно мое прошлое. Лично мне пока интересно, что там впереди". И поводы для пересудов дает в основном тем, что, не желая лгать и притворяться, бывает противоречивой, раздражительной, несдержанной, безжалостной в оценках. О ней говорят, что два раза делает замечания партнеру, а на третий требует снять его с роли. Конечно, с ней трудно. Потому что она - максималистка, безжалостна к себе. Но если разобраться, то и ей с нами, ой, как нелегко! Ведь живет сердцем, и сколько на нем рубцов оставляют наши слова и поступки - знает только она. Гундарева не умеет долго быть растерянной, сомневающейся, страдающей. Во всяком случае, не может позволить нам видеть ее такой. Поэтому обычно предстает в привычном для нас образе сильной, уверенной в себе женщины, которая знает, чего хочет, и обязательно этого добивается. Но, оказывается, для нее очень важно, чтобы не любой ценой! Сейчас, когда безнравственность стала нормой поведения, ее главное правило - не жить за счет других. "Если, чтобы заработать, надо у кого-то отобрать, то предпочитаю не зарабатывать. Никогда не захочу, чтобы роль у кого-то отняли, а мне отдали".
Гундарева умеет говорить решительное "нет", порой не заботясь о том, какое впечатление это производит: "Во-первых, надо заставить себя не бояться потерять "славу", если кому-то отказываешь. Иногда надо дать время, чтобы по тебе соскучились, не надо во все бросаться и позволять вертеть собой. Конечно, всегда есть страх, что завтра никто не позвонит, но опыт показывает, что обязательно позвонят. Во-вторых, актер должен показывать себя на сцене, а не на разных тусовках. Если ты своей работой не можешь привлечь к себе внимание, то не подумать ли тебе о смене профессии? А все эти тусовки - такая бездумная трата времени! Если у меня выпадает свободное время, я лучше к маме съезжу или к друзьям, пройдусь по улицам своего города, вдохну его запахи... Я ведь с детства с закрытыми глазами по запаху узнавала, когда мы въезжали в Москву".
Она может быть открытой и сердечной, на какое-то время даже позволяющей заглянуть в свою душу. А может быть резкой, непримиримой, холодной, не боящейся крайних слов. То будет такой уставшей и разочарованной, что захочется поддержать добрым словом, а то будет такой закрытой и надменной, что боишься к ней подойти. Ибо она прежде всего актриса. А актриса - всегда тайна, а не набор банальностей. Пусть и талантливых.

Людмила Соколова